Открытое обращение Алейникова Виктора Петровича, «Ветерана атомной энергетики и промышленности» России | Зеленый мир

Открытое обращение Алейникова Виктора Петровича, «Ветерана атомной энергетики и промышленности» России

В общественную благотворительную экологическую организацию Зеленый Мир,
город Сосновый Бор, Ленинградской области.

Открытое обращение
Алейникова Виктора Петровича,
«Ветерана атомной энергетики и промышленности» России

29. 02.2016
г. Сосновый Бор, Ленинградской области

Уважаемые земляки,

обращаюсь к вам, поскольку опыт предыдущих обращений к моим непосредственным начальникам на строительстве Ленинградской АЭС-2, в государственные контролирующие органы, не привели к ожидаемым результатам. В то же время возможные глобальные негативные последствия нарушений технологии строительства ЛАЭС-2 могут представлять опасность не только для жителей Соснового Бора, но и для Санкт-Петербурга, Северо-западного региона России и стран Балтийского моря.

Осознавая ответственность за эти возможные последствия, я решил обратиться к Вам в надежде, что изложенные мною факты будут способствовать устранению нарушений, свидетелем которых я был. Надеюсь, что найдутся силы в российском обществе способные исправить опасную ситуацию.

Я расскажу об общей атмосфере и настроениях строителей Ленинградской АЭС- 2, о нарушениях технологии строительства, фальсификациях результатов термообработки сварочных стыков главного циркуляционного трубопровода (ГЦТ) первого контура ректора ВВЭР-1200 в реакторном цехе первого энергоблока ЛАЭС-2, а также о финансовых махинациях и других нарушениях.

Мой профессиональный путь в атомной отрасли до строительства ЛАЭС-2.
Я Виктор Алейников. Большая часть моей профессиональной деятельности связана с атомной отраслью. Недавно я был награжден почетным знаком «Ветеран атомной энергетики и промышленности» (Приложение 1).

После окончания судостроительного техникума в городе Николаев (Украинская ССР) и получения специальности «судовой техник-электрик» (Приложение 2), в 1978 году был направлен на работу в город Сосновый Бор, Ленинградской области, в Научно-Исследовательский Технологический Институт (НИТИ), где принимал участие в испытаниях различных судовых атомных реакторов для подводных лодок. Последней моей должностью в институте было «оператор управления электроэнергетической системой судового атомного реактора» в здании 103. (Приложения 3). Это была интересная и творческая работа (Приложение 4).

В 1991 году я перешел на работу на Ленинградскую атомную электростанцию в цех ТАИ, в качестве электрослесаря по обслуживанию автоматики и средств измерений (Приложения 5, 6).

Я работал в зданиях 460, 660, 661, 667 которые входили в так называемый комплекс хранилища жидких радиоактивных отходов (ХЖО), куда по спец-канализации поступала радиоактивная вода с ЛАЭС. В зд.460 и зд.660 эта вода выпаривалась до радиоактивного солевого остатка. Радиоактивный солевой остаток перемешивался с битумом и отправлялся на хранение в зд. 667.

Что будущие потомки людей будут делать с этим накопленным огромным запасом радиоактивного битума и других радиоактивных материалов, мне не известно.

МОЯ РАБОТА НА СТРОИТЕЛЬСТВЕ ЛЕНИНГРАДСКОЙ АЭС-2

С 16 ноября 2009 по январь 2010 я работал в ЗАО «Туннельный отряд-3» Санкт-Петербургского Метростроя на строительстве ЛАЭС-2 (Приложения 7, 8, 9).
Нарушения технологии при бетонировании объектов ЛАЭС-2.
Я собственными глазами наблюдал нарушения технологии при строительстве ЛАЭС-2, в частности при проведении бетонных работ.

Например заливка бетона, по словам моего руководителя, должна была производиться при температуре не ниже +10 градусов Цельсия. Этот температурный режим при бетонировании нарушался. Когда температура атмосферного воздуха была отрицательной и проводилась заливка бетона на зданиях 10 UKT (Здание хранилища свежего ядерного топлива) 10 UKA (Здание безопасности), руководство давало указание для экономии солярки не использовать все тепловые пушки «Галакси», предназначенные для обогрева при бетонировании в тепляках. В результате температурный режим бетонирования нарушался.
По этому и другим нарушениям я письменно обращался к генеральному прокурору РФ Чайке, но в ответ получил только отписки от зам. директора СПб.АЭП Калюжного. Тогда я вынужден был обращаться в СМИ об этой и других проблемах, которые могут сказаться на безопасной эксплуатации ЛАЭС-2. Я давал интервью, которые были опубликованы в России на телеканале ТВ100 СПб. (Приложение 10), а также в журнале Focus (Германия) (Приложение 11).

Нарушения технологии при проведении сварочных работ

С февраля 2010 года и по 1 февраля 2016 года я работал наладчиком сварочного и газоплазморезательного оборудования в МСУ-90 (Приложение 12).
Моей обязанностью являлся ремонт и обслуживание сварочного и плазморезательного оборудования, в том числе находящегося на площадке строящейся ЛАЭС-2.
МСУ-90 входит состав концерна ТИТАН-2, хозяином которого является Григорий Михайлович Нагинский, бывший член Совета Федерации (сенатор) от Ленинградской области, бывший заместитель министра обороны России (Сердюкова), бывший Генеральный Директор СпецСтроя России, а ныне Председатель Совета Директоров холдинга ТИТАН-2.
Фальсификации при обучении операторов-термистов.

В марте 2013 года, главным сварщиком МСУ-90 (в то время эту должность занимал Шубинский А.В.) я был направлен на курсы по обучению специальности «Оператор передвижных термических установок». На вопрос зачем мне это как наладчику нужно и какой мой в этом интерес, заместитель главного инженера Гусев Николай Иванович ответил что планируется делать термическую обработку ответственных сварных соединений трубопровода первого контура реакторов строящейся ЛАЭС-2, а также других ответственных сварных швов новой станции, и для этого будут нужны термисты и в связи с чем будет дополнительная оплата труда.

Была собрана группа (Приложение 31) для обучения на операторов-термистов, в которую вошли я, мой коллега наладчик Просвирин Андрей и ниже перечисленные монтажники МСУ90 :
1. Абдуллаев Мамедкерим Аламед Оглы
2. Анохин Владимир Васильевич
3. Лукин Михаил Николаевич
4. Макаров Павел Александрович
5. Сальников Василий Александрович
6. Тудвасев Александр Геннадьевич
Из частного образовательного учреждения (ЧОУ) «Северо-Западный учебный центра «Электромонтаж» (лицензия 1185 от 20.01.2012, Санкт-Петербург, Колпинский район, поселок Петр-Славянка. Софийская улица, д. 96, лит. АФ, Телефон/факс 274-62-64) приехали два преподавателя, и в помещении отдела техники безопасности в управлении МСУ-90 нам был прочитан в течении двух-трех недель теоретический курс по термообработке. Затем в здании Бентам мы сделали две пробные практические работы по термообработке.

Мой непосредственных начальник Шубинский Андрей Владимирович выдал мне «Дневник профессиональной практики слушателя курсов профессиональной переподготовки» сказав, что мы еще будем проходить практику в учебном центре ЧОУ, и там этот дневник необходимо будет заполнять (Приложения 13 на 5-ти стр.) .
Но после этого в дальнейшем никакого обучения не было. Я подумал что продолжение обучения отложили на неопределенной время.

Осенью 2013 для поездки на ЛАЭС-2 мне понадобилось мое удостоверение наладчика, которое находилось в кабинете начальника. С этой целью я зашел в кабинет начальника Шубинского, который в это время был в отпуске и его замещал другой человек. При поиске своего удостоверения я был сильно удивлен, когда в столе начальника я обнаружил диплом и открыв его я увидел что это диплом «Оператора-термиста передвижных термических установок» за номером № 040-13, выданный 03 июня 2013 года и выписанный на мое имя, а я и не знал об этом. Никаких практических занятий, о которых мне ранее говорил мой начальник А.В. Шубинский, аттестации или экзаменов на специальность оператора-термиста я не сдавал. Как с неба упало (Приложение 14).
Я спрашивал монтажников с которыми обучался на курсах термистов видели ли они свои дипломы? На что они давали ответ что этих дипломов не видели, и никакой информации об этом не обладают. Как я понимаю, на наши имена были выписаны дипломы, хотя мы не закончили до конца обучения, не было практических занятий, каких-то аттестаций или экзаменов. Нас даже не поставили в известность о том, что все мы дипломированные термисты.

В начале 2014 года новый Главный Сварщик МСУ-90 Секачев Руслан Николаевич попросил у меня ксерокопию моего диплома оператора-термиста, который я забрал и хранил у себя. На мой вопрос для каких целей ему это нужно, он ничего вразумительного не ответил, сказав лишь что раз МСУ-90 меня обучало, то МСУ-90 должно иметь подтверждение этого. Я предоставил ему ксерокопию липового диплома термиста.
Нарушения технологии при термообработке Главного Циркуляционного Трубопровода (ГЦТ) первого энергоблока ЛАЭС-2.

В конце 2013 - начале 2014 года Р.Н. Секачев, главный сварщик МСУ-90, сказал, что меня хотят откомандировать в Турбинный Цех №2 ЛАЭС-2 для термообработки ответственных сварных швов кольца, которое являлось основанием какого-то большого важного бака. В связи с этим, я предложил ему заключить со мной и МСУ-90 дополнительное трудовое соглашения в том, что я как наладчик буду совмещать работу по другой специальности оператора-термиста. Секачев отказал, говоря что зам. главного инженера Гусев сказал, что это надо сделать как шабашку. На что я ответил Секачеву, что согласен сделать это как шабашку, но за 5 тыс. рублей за смену. Мне было интересно увидеть, какая реакция будет у него на это. И получил ответ что он (Секачев) посоветуется об этом с зам. главного инженера Гусевым. Через неделю встретив Секачева, я спросил у него: «И что там Гусев решил по поводу термообработки?». Секачев ответил, что Гусев не согласен. И тогда меня послали на термообработку сварных швов как наладчика. В этом качестве я контролировал лишь работоспособность термоустановки Weldotherm и должен был устранять ее неисправности, если такие возникнут.

Сам процесс термообработки кольца контролировали какие-то украинские монтажники то-ли из Харькова, то-ли из Донецка, не имеющие квалификации термиста (!!!) и работающие в составе МСУ-90 как монтажники, а я лишь следил только за исправностью самой установки.

В сентябре 2014 года начинались работы по сварке и термообработки сварных соединений Главного Циркуляционного Трубопровода (ГЦТ) первого энергоблока ЛАЭС-2.
ГЦТ первого контура реактора состоит из четырех независимых петель. Каждая петля состоит из парогенератора, Главного Циркуляционного Насоса (ГЦН) и труб, которые соединяется семью сварочными стыками. Каждая петля имеет два сварных стыка ГЦТ к самому реактору, два сварных стыка к парогенератору, два к ГЦН и один сварочный стык трубопровода между ГЦН и парогенератором. Таким образом, на четырех петлях главного циркуляционного трубопровода первого контура энергоблока с реактором ВВЭР-1200 имеется в сумме 28 сварочных стыков.

Сварщики между собой говорили что каждый стык стоит 8 миллионов рублей, то есть, вся эта работа предположительно стоила 228 миллионов рублей.

Главный Сварщик МСУ-90 Секачев сначала хотел отправить меня на термообработку ГЦТ как термиста-оператора, но я отказывался без составления дополнительного трудового соглашения на выполнение работы термиста. Тогда, как это уже было ранее, я был направлен в реакторный цех ЛАЭС2 как наладчик, лишь для ремонта и устранения возможных неисправностей на термоустановках.

Режимы термообработки включали в себя «Подогрев под сварку», а после сварки стыка и контроля качества сварного соединения производился «Высокий отпуск» сварного соединения и его «Термоотдых». Эти работы производились двумя типами термоустановок: тремя немецкими Weldotherm (Приложение 15) и тремя российскими высокочастотными установками индукционного типа Курай (Приложение 16).

Weldotherm работали практически без замечаний, Курай же часто ломался и его приходилось ремонтировать. Работа персонала была организована сменами по 12 часов. Только в октябре 2014 мы проработали 21 смену, то есть 252 рабочих часа за месяц. При таком напряженном графике работы больше вероятность ошибок в выполнении работы (Приложение 17 на 3-х стр.).

Тут надо сказать что когда меня посылали на эту работу я согласился ее выполнять только с условием что оплата труда будет производится согласно ТК РФ. То есть будут учитываться сменная работа и работа в вечерние и ночные часы. Главный сварщик МСУ-90 Секачев пообещал мне что оплата будет производится согласно ТК РФ. Но когда мы получили зарплату, то увидели что всех нас обманули, и нам заплатили как будто мы работали только в дневное время. Недовольны были сварщики, термисты и электрики, все рабочие, кто непосредственно занимались монтажом, сваркой и термообработкой ГЦТ. Но все уже привыкли к постоянному обману и говорили, что бесполезно даже что что-то делать в связи с этим.

Возмущенный таким обманом, я решил уволится и 17 ноября 2014 года и написал заявление на увольнение (Приложение 18). С ночной смены утром я заехал в здание Бентам и отдал это заявление главному сварщику Секачеву. Он пообещал урегулировать данный вопрос. В тот же день вечером мне на телефон пришло смс-сообщение из банка, что мне переведена недостающая оплата, и я отозвал свое заявление на увольнение. Видимо администрация испугалась, что многие как и я, уволятся и что некому будет выполнять работы по сварке и термообработке ГЦТ первого контура, и у них возникнут проблемы.

Вопрос был урегулирован. Но недовольство от попытки обмана осталась. Об этом еще долго были разговоры среди работников занятых на монтаже, сварке и термообработке ГЦТ первого контура реактора ЛАЭС-2.

Таким образом, дипломы термистов были оформлены на работников не прошедших практику и не сдавших экзамены термистов операторов. Ответственную высококвалифицированную работу термистов выполняли работники, имеющие липовые дипломы, а за выполненную работу пытались платить меньше, чем предусмотрено Трудовым Кодексом РФ.

В конце 2014 я заступив на смену после выходного и, осматривая оборудование, открыл шкаф управления термоустановкой Курай. Я был очень удивлен, обнаружив постороннее оборудование на клеммной колодке, к которым подсоединялись провода от термопар, контролирующих температуру режима термообработки сварочного стыка ГЦТ к реактору. Этим нештатно-подключенным оборудованием были четыре переменных сопротивления, которыми можно изменять реальное термо-ЭДС термопар во время проведения термообработки сварных швов. Благодаря этой «хитрости», оператор термообработки, регулируя переменное сопротивление, может произвольно менять рисунок диаграммы режима термообработки сварного шва. В этом случае, в протоколе термообработки такого шва, можно показать любое, требуемое по технологии значение температуры, хотя реальное значение температуры может быть совсем другим.

Это нарушение было обнаружено мною в момент окончания «высокого отпуска» (режима многочасовой термообработки) для снятия остаточных напряжений одного из сварочных стыков соединения третьей петли ГЦТ и корпуса реактора. Режим качественной термообработки этого соединения очень важен, так как снятие внутреннего напряжения со сварного шва непосредственно влияет на прочность, долговечность и безопасность при дальнейшей эксплуатации как самого реактора, так и всей атомной станции. Нарушение технологии его обработки несет потенциальную угрозу разрушению этого сварного соединения и может привести к радиоактивному загрязнению Северо-Западного региона России и Балтийского моря.

Я доложил об этом нарушении своему непосредственном руководителю-инженеру и написал об этом замечание в его рабочем компьютере для передачи этой информации главному сварщику МСУ-90. Мой непосредственный руководитель тоже этим был сильно возмущен, говоря о возможных последствиях в будущем.

Я отсоединил эти переменные сопротивления и выбросил их в мусор, чтобы в дальнейшем этого не повторялось. Позже я спросил своих сменщиков, кто это сделал, но они отрицали что это было сделано кем-то из них.

Заступив на смену 5-го января 2015 года при осмотре оборудования Курай после «высокого отпуска» сварочного стыка ГЦТ (сейчас точно не помню, но вероятнее всего это был один из сварочных стыков ГЦТ первой или второй петли первого контура реактора), я обнаружил, что параллельно компенсационному проводу термопары контрольной точки № 2 опять (!!!) подсоединено переменное сопротивление. Чтобы иметь доказательство этого, я сфотографировал это на свой мобильный телефон это подсоединение, а также диаграмму высокого отпуска на самописце (Приложение 19, 20). После этого я доложил об этом событии своему старшему инженеру на смене, который, как и в первый раз, сильно возмущался этим фактом.

13 января 2015 во время нашей смены был начат «высокий отпуск» сварочного стыка № 7 четвертой петли ГЦТ первого контура реактора первого энергоблока ЛАЭС-2. Температура контрольной точки ВК3 отставала от температур других контрольных точек выходя за допустимые пределы режима термообработки. Считая что рабочая термопара может быть неисправной и занижает показания, я переключил рабочую термопару контрольной точки ВК3 на дублирующую ее термопару. Но показания дублирующей были еще ниже. Я сказал своему сменному руководителю, ответственному за термообработку что проблема вероятно не в термопарах, а из-за того что термисты уложили неправильно нагревательные коврики. Или неправильно установлены заглушки внутри трубопровода, и из-за этого недостаточно тепла в районе контрольной точки ВК3. Поэтому температура в этом место и отстает, выходя за пределы допустимого согласно проектному режима термообработки.
Я предложил остановить начатый «высокий отпуск», и устранять причины вызывающие нарушение проектного режима термообработки. В ответ мой руководитель стал говорить что останавливать нельзя, так как это затянет время термообработки на несколько дней, и в итоге мы будем наказаны руководством за задержку. Он взял колодку дублирующей термопары от совсем другой контрольной точки ВК6, расположенной совсем в другой точке обрабатываемого сварного шва, и подключил ее компенсационному кабелю контрольной «проблемной» точки ВК3. Показания температуры этой термопары от другой контрольной точки ВК6 идеально совпала с требуемым по регламенту графиком диаграммы.
После этого мой руководитель на самой диаграмме сделал запись «Обрыв термопары, переключено на дублирующую», что на самом деле было правдой (эта термопара была дублирующая, но дублирующая не точки ВК3, а дублирующая точки ВК6). В результате была сфальсифицирован режим термообработки (Приложения 21, 22). Поэтому этот сварной стык трубопровода первого контура не будет обладать проектной характеристикой прочности.

После этого я по личной инициативе залез в трубопровод через ГЦН и увидел что заглушки на участке этого трубопровода установлены термистами неплотно, и в верхней части заглушки довольно большая щель. Вероятно поэтому из-за потока холодного воздуха контрольная точка ВК3 при термообработке не успевала нагреваться до нужной температуры. Это был прокол термистов. Но фиктивный протокол результатов термообработки этого сварного шва показывал, что все, якобы сделано по регламенту.
Этот день еще запомнился тем что по реакторному цеху водили делегацию из Венгрии и их фотограф фотографировал все подряд внутри реакторного цеха, а заместитель директора ЛАЭС Перегуды, рассказывал им о надежности этой новой строящейся станции.
Стоит отметить, что только часть термопар, которые использовались при термообработки изначально были госповерены и имели свой номер. Значительная часть термопар не проходили госповерки. Многие термопары выходили из строя после термообработки, и мы, наладчики, каждой в своей смене, их ремонтировали. Меняли изоляторы, делали скрутки в месте соединения чувствительного элемента термопары, и сварщики-аргонщики сваривали их концы. Восстановленные таким способом термопары, не проходя госповерки на точность измерения температуры, вновь использовались при термообработке сварных швов.

После окончании работ по термообработки сварочных стыков ГЦТ я вернулся на свое основное рабочее места в здание Бентам принадлежащее МСУ-90 холдинга Титан-2. Но периодически мне приходилось ездить на ЛАЭС-2 для ремонта сварочного оборудования или термоустановок Weldotherm, которые перевезли в помещение Турбинного цеха №1 первого энергоблока ЛАЭС-2. Там с их помощью продолжали термообработку сварных стыков трубопроводов.

21 февраля 2015 года, приехав на станцию в турбинный цех №1 ЛАЭС-2 для ремонта установки Weldotherm (Приложение 23) я с удивлением увидел что термообработку на соседней термоустановке ведет незнакомый человек. Я спросил его: «А где же термисты?». В ответ от него узнал что термисты, недовольные оплатой труда отказались делать термообработку, и термобработку делают украинские монтажники, работающие в МСУ-90. Они не имели соответствующей квалификации, но не могли отказаться от предложенной работы из-за боязни потерять работу.

25 февраля 2015 года, приехав в здание Бентам в одной из сварочной кабинок где вновь прибывающие сварщики сваривают образцы для аттестации для приема на работу, я увидел действующую установку. Она состояла из сварочного трансформатора от которого питание подавалось на обогревающие коврики которые в свою очередь грели большой кусок металла замотанный в теплоизоляцию. На программаторе Теромдат-14Е была задана программа термообработки, он управлял контактором подающим питание на нагревательные коврики и самописец рисовал диаграмму термообработки (Приложения 24, 25, 26). Удивленный увиденным я поинтересовался у коллеги наладчика который занимался этим, что мол это такое. Он мне сказал что какая-то диаграмма термообработки на ЛАЭС-2 были забракована и ее заново «рисуют», а точнее фальсифицируют, используя элементарный подлог. Фамилию этого наладчика я не хочу называть, зная что после этого у него могут быть неприятности. Для него отказать руководству делать это, равносильно потерять работу.

Страх потерять работу, заставляет работников соглашаться и идти на явные нарушения технологии строительства и подлог. Боязнь негативных последствий, ведь для исправления ошибок потребуется время! Это – деньги! Оказывается легче и проще подделать требуемый результат термообработки и молчать о возникавших проблемах. Те, кто находят в себе силы не соглашаться и перечат начальству, долго не задерживаются. Потому как им дают самую малооплачиваемую работу и в итоге они просто увольняются.
Атмосфера воровства, коррупции, текучести кадров на стройке ЛАЭС-2
Работая в отдел главного сварщика (ОГС) МСУ-90 Холдинга Титан-2, я удивлялся тому как в период 2013-2015 годов к нам для работы на ЛАЭС-2 приходят все новые сварщики со всех регионов России. Они проходили аттестацию и шли работать на сварочный участок. Я даже шутил что там, на стройке ЛАЭС-2, «их, наверное, сжигают», и поэтому приходится набирать новых.

Часть сварщиков набирались на работы на ЛАЭС-2 через посреднические фирмы. В этих фирмах-посредниках они и получали зарплату, но реальная их работа на стройке ЛАЭС-2 проходила под руководством МСУ-90 холдинга Титан-2. По моим оценкам до 70 % сварщиков на сварочном участке ЛАЭС-2 не задерживались более 3 - 4 месяцев. Почему?
Вот конкретный пример. Возле управления МСУ-90 встречаю знакомого сварщика из Калининграда, который в Турбинном цехе №2 (ЛАЭС-2) участвовал в сварке конденсаторов охлаждения. Он мне сообщил, что увольняется. На мой вопрос почему, отвечает: «Да зае..ло тут все в этой конторе! Я приехал сюда работать и заработать денег, а прораб предложил, мол я поставлю тебе в табель, что ты работаешь в субботу-воскресенье, но ты не выходи. А деньги потом отдашь мне. А я хочу выходить, я сюда зарабатывать приехал. Сказал прорабу что не согласен и выйду работать в субботу-воскресенье…. После этого прораб меня ставит на самую хреновую малооплачиваемую работу. Столько я и дома в Калининграде могу заработать».

Это пример поведения «наглого» прораба. А есть еще и «стеснительный» прораб. Этот подходит и говорят сварщику… мол одолжи 10 тысяч рублей на неделю. А через неделю подходит и говорит: «Извини, сейчас денег нет…, но я тебе поставлю рабочие дни в субботу и воскресенье, но ты можешь не выходить, отдыхай. Деньги, которые я тебе должен, получишь в зарплату».

Поэтому ничего удивительного в том, что когда заходишь в место для курения расположенное перед входом в здание реакторного цеха №1 ЛАЭС-2 и видишь там на стенах такие надписи (Приложение 27).

А если пройтись по всей площадке строящейся ЛАЭС-2 и взгляните на стены внутри временных туалетов, то вы многое нового узнаете что реально думают рабочие различных организаций-субподрядчиков, нанятых на строительство «стройки века ЛАЭС-2» и их морального состояния… Конечно, это состояние сказывается и на качестве строительных, монтажных и наладочных работ.

Замена дорогих самописцев-регистраторов термоустановок. Зачем?
Надо сказать что изначально в немецких термоустановках Weldotherm стояли другие, штатные самописцы для регистрации графика термообработки. Но была проблема с изменением даты и времени регистрации, которые устанавливались однажды и в дальнейшем фиксировали эти параметры в протоколе термообработки. В техническом описании по эксплуатации на русском языке не было четко прописано как можно менять дату и время, хотя это и было возможно и в чем я убедился в мае 2013 года. Но это создавало трудности для оператора-термиста который его обслуживал, например поставить дату регистрации более раннего времени. Я лично разбирался с этим и об это даже сохранились мои Е-мейлы от 30 и 31 мая 2013 года, которые я писал Главному Сварщику Шубинскому и заместителю главного инженера МСУ-90 Гусеву. Я демонстрировал как это можно сделать начальнику сварочного участка МСУ-90 Мейке В.В. (Приложения 28, 29).

Возможно из-за этих трудностей изменения даты и времени на более раннее в этих регистраторах, что не давало возможности в будущем легко фальсифицировать и производить манипуляции с диаграммами результатов термообработки, было принято решение заменить все штатные регистраторы установок Weldotherm на другие, где можно было легко менять дату и время, устанавливая дату и время прошлого. В итоге штатные регистраторы были заменены на японские регистраторы MR20000 фирмы YOKOGAWA. Но это мое только предположение.

Воровство на стройке.

Воровство на ЛАЭС-2 тоже не редкость. Еще в бытность работы в Туннельном Отряде № 3 (ТО-3) Метростроя, я был свидетелем когда зам. начальника участка давал указание своим работникам украсть у соседней организации бак для воды, что и было сделано. Потом работники ТО-3 украли доски у соседей и построили себе вагончик для обогрева, потому как руководство сказало им чтобы вопрос с вагончиком для обогрева они решили сами. Затем из этого вагончика у них украли весь электроинструмент. Закон Кармы.
Осенью 2013-го кто-то ночью обрезал шесть сорокаметровых шлейфов у сварочных полуавтоматов в Турбинном цехе №2, в которых был силовой медный кабель сечением 95 квадратных миллиметров и мне впоследствии пришлось их восстанавливать. Кто-то хорошо поживился на меди. Там ее много было.

В том же турбинном цехе №2 впоследствии была взломана дверь помещения МСУ90 и были похищены более десятка болгарок, во второй раз там же похитили порядка десятка малогабаритных сварочных инверторов. Это только то что известно мне, а сколько подобных случаев, которые мне не известны?

Но как известно рыба никогда не гниет с хвоста. Просто все равняются на руководство, как в воровстве, так и в приписках.

Отклонения в технологии монтажа оборудования.

К концу 2013 года должен был смонтирован полярный кран в реакторном цехе №1. Григорий Нагинский возглавляющий в ту пору СпецСтрой России которая была главным подрядчиком ЛАЭС2, как говорили между собой работники, пообещал кому-то в Москве что полярный кран будет смонтирован и установлен перед новым 2014 годом. Я в то время обслуживал сварочные полуавтоматы которыми приваривали основания для рельсов полярного крана. Сначала нужно было установить рельсы по уровням, а затем на них должен был смонтирован полярных кран. Но геодезистам не удавалось установить требуемые уровни с нужным допуском, время шло, все были на нервах, пока Нагинский личным решением приказал установить части рельсов против друг друга, установить на них полярный кран, а остальные рельсы установить уже после Нового года. Что и было сделано, но это вроде как нарушение технологической последовательности. Зато Москва «довольна».

Холдинг Титан-2 позиционирует себя как «лучшие строители в мире», даже печатают календари с такими надписями (Приложение 30), но поработав в его структурном подразделении МСУ-90 я убедился в обратном, как на строительстве ЛАЭС-2, так и в самом МСУ-90.

Заключение

Нарушения в технологии режимов термообработки сварочных стыков трубопровода первого контура реактора и фальсификация их результатов описанные выше, трудны в понимании неспециалисту. Поэтому выражаясь простым языком, можно сказать, что гарантированная проектом прочность и продолжительность безопасной эксплуатации первого контура реактора может не соответствовать реальности.

Возможна авария с разгерметизацией первого контура реактора ВВЭР-1200, подобной той, что красочно показана в фильме «Китайский синдром» после введения в эксплуатацию ЛАЭС-2.

Как мне видится, устранить эту угрозу можно лишь проведя повторную качественную термообработку квалифицированным персоналом имеющий достаточный опыт и практику термообработки тех сварочных стыков первого контура, на которых был нарушен режим термообработки или фальсифицирован их результат.

Виктор Алейников,
ветеран атомной энергетики и промышленности,
бывший наладчик электросварочного и
газоплазморезательного оборудования
Отдела Главного Сварщика АО «МСУ-90» концерна Титан-2.

Ссылка на полный текст Обращения с Приложениями (фотографии и документы)
Фотографии в хорошем разрешении
Видеообращение Виктора Алейникова В Youtube

Местная общественная благотворительная экологическая организация "Зеленый мир" выполняет функции "иностранного агента" по версии Минюста РФ